img-hover
ru

«Ил-76 всех нас спас»: как 24 года назад екатеринбургский самолет помог семерым летчикам сбежать из кандагарского плена

Командир воздушного судна, Герой России Владимир Шарпатов рассказал «КП», как из-за случайного слова экипаж чуть не расстреляли, и на какие хитрости им пришлось пойти, чтобы обмануть талибов.

Плененный экипаж. Слева направо: Газинур Хайруллин (в белом), Асхат Аббязов (за ним), Юрий Вшивцев, Сергей Бутузов, Виктор Рязанов (в синем), Владимир Шарпатов (с бородой). На снимке нет Александра Здора, так как он фотографировал. Фото: Из личного архива Владимира Шарпатова.

На взлетной полосе аэропорта Кольцово нередко можно увидеть грузовой самолет ИЛ-76, который принадлежит уральскому депутату Валерию Савельеву. Но мало кто знает, что это тот самый легендарный «Кандагар». Такое прозвище самолет получил благодаря подвигу экипажа. Семерых россиян больше года удерживали в плену талибы.

16 августа 1996 года экипаж совершил невероятное – им удалось вырваться из плена.

ЛЕТАЛИ С ОПАСНЫМ ГРУЗОМ ЗА $840 В МЕСЯЦ

- Никакой договоренности с иранским диспетчером во время побега у нас не было! Почему-то до сих пор в прессе упорно муссируются подобные слухи. Мы сами полностью подготовили и осуществили этот побег! – делает важное замечание в начале своего рассказа 80-летний Владимир Шарпатов.

Тогда в 1995-м полет в Афганистан не представлялся летчику чем-то рискованным. Ведь перед этим он в течение нескольких лет совершал опасные рейсы в зоны военных конфликтов.

- Я выполнял полеты по заказу швейцарской фирмы Metro Cargo, которая занималась грузовыми авиаперевозками по всему миру, - продолжает летчик. – Например, в январе 1991 года я летел в Джидду, это город рядом с Меккой. Ночью на моих глазах американцы начали бомбить Ирак и Кувейт. Тогда началась так называемая «Буря в пустыне». Я также летал из французского Лиона с тяжелой бронетехникой на борту в зону боевых действий. Помню, французы тогда меня еще спрашивали: «Сколько вам платят?» Я отвечал, что 840 долларов за месяц. Они тогда очень удивились, мол, за такие деньги их летчики даже не подошли бы к самолету.

Во время полета в Афганистан Ил-76 был зафрахтован предпринимателем Виктором Бутом. (В западной прессе его часто называют «оружейным бароном». В 2012 году Бут был осужден в США на 25 лет за незаконную торговлю оружием. Россиянин вину не признает – Прим. Ред.). А груз, который летчики должны были доставить на авиабазу в афганский Баграм, состоял из 34 тонн патронов для стрелкового оружия. Предназначался он для «Северного альянса». В середине 90-х так называлось объединение афганских полевых командиров, противостоящее талибам.

До этого Владимир Шарпатов уже дважды успешно перевозил аналогичный груз. Оба раза борт вез по 34 тонны патронов. Но 3 августа 1995 года события пошли не по плану...

«ВЫПОЛНЯЙ ЗАХОД! ЭТО ПРИКАЗ»

- Мы везли в Афганистан патроны, калибра 7,62 миллиметров. Патроны калибром меньше 9,1 миллиметров по международным правилам ИКАО разрешены к перевозке гражданской авиацией и считаются амуницией, - уточняет Владимир Шарпатов. - Утром мы вылетели курсом на Баграм. Летели по международной трассе через Кандагар. При пролете над этим городом на связь с нами вышел диспетчер. Он сказал: «Борт RA-76842, вам посадка в Кандагаре. Причина – досмотр груза». Мы ответили, что садиться не будем, так как у нас другой пункт назначения.

После этого пилоты услышали по рации уже голос другого летчика. Это оказался пилот истребителя.

- Он спросил по рации: «Володя, это ты?». Я ответил, что да. Тогда он сказал: «МиГ-21 в 200 метрах сзади справа видишь? Выполняй заход, это приказ!».

Командир ИЛ-76 был знаком с летчиком истребителя. Владимир Шарпатов совершал рейсы в Кандагар в общей сложности 17 раз. За это время он успел познакомиться со многими местными, в том числе и с пилотом истребителя. Как большинство афганских летчиков, тот учился в СССР, поэтому говорил по-русски.

Один из бортинженеров, знавший тактико-технические характеристики истребителя, подсказал командиру воздушного судна, что у МиГа топлива только на 40 минут.

- А у нас-то топлива было и на обратный полет из Баграма! Поэтому мы ответили, что не можем сесть, посадочная масса не позволяет. Сказали, что нам нужно вырабатывать топливо. Это было правдой. Посадочный вес у Ил-76 - 151 тонна, а у меня было больше 160, - говорит летчик. - Подумал, что просто буду наворачивать круги, пока у МиГа не закончится топливо. Делаю первый круг, смотрю, на аэродром на буксире выкатывают второй истребитель. Делаю второй круг, а он уже стоит на взлетной полосе. На третьем круге диспетчер снова вышел с нами на связь, потребовал садиться иначе истребитель откроет огонь. Что оставалось делать? Я находился на территории иностранного государства и обязан был выполнять команды органов, управляющих воздушным движением.

Когда самолет приземлился, экипаж встретили вооруженные люди. Они сразу начали вытаскивать груз.

- Думаю, решение о нашем захвате было принято заранее. Аэродром находился от города довольно далеко, дорога к нему плохая, а тут толпа… Думаю, это сработала пакистанская разведка, а может быть были какие-то другие мотивы, - пожимает плечами Владимир Шарпатов.

После посадки его повели на допрос, а после пошли долгие мучительные месяцы плена.

ИНОГДА НАМ ПРИВОЗИЛИ ВОДКУ

Экипаж разместили в кладовках во дворе гостиницы губернатора Кандагара. Пленников круглосуточно охраняла вооруженная охрана. Даже подогнали тяжелую технику — танк и зенитное орудие.

- К нам приставили переводчика. Он был бывшим майором правительственных войск. По специальности он был сапер, учился в СССР, поэтому неплохо знал русский. Он торчал с нами весь день, слушал, о чем мы говорим, - рассказывает Владимир Ильич.

- На 15-й день плена прилетел представитель нашего посольства Замир Кабулов. Но талибы особо разговаривать с ним не стали.

- Я говорил экипажу с первых дней: «Давайте объявим голодовку, давайте готовиться к побегу, отрастим бороды, чтобы быть похожими на талибов», - продолжает он. – Но бортинженер, а следом за ним и второй пилот меня не поддержали. Говорили, что сбежать не получится – кругом минные поля. Все, что я предлагал, воспринималось в штыки. К тому же экипаж начал высказывать мне претензии, говорили: «Зачем ты согласился лететь?». Я отвечал, что лететь хотели все, так как всем нужно было кормить семьи. Но они мне отвечали, что я командир и должен был отказаться от этого полета. А на основании чего мне отказываться? Полет по международной трассе, груз разрешенный.

О своих предыдущих командировках в зоны боевых действий другим членам экипажа Владимир Шарпатов не рассказывал. Вместе команда начала летать только 15 июня – за полтора месяца до захвата. Для остальных членов экипажа это был первый опыт полета на подобном типе самолетов, а второй пилот Газинур Хайруллин и вовсе оказался за границей в первый раз.

Условия содержания у экипажа были плохие. Стояла жара под 50 градусов. Спать приходилось на бетонном полу - без одеял и простыней. Кормили пловом на воде, в котором, по словам Шарпатова, частенько плавали «крысиные фекалии». Из-за некачественного питания экипаж страдал расстройством желудка. Возможность нормально поесть была только во время приезда делегаций.

- Раз в два-три месяца у нас бывал наш флайт-менеджер Мунир Файзулин. Дело в том, что после нас талибы часто начали сажать самолеты для досмотра, - вспоминает летчик.

Многие эти самолеты принадлежали авиакомпании «Аэростан», ей же принадлежал и Ил-76, на котором летел захваченный экипаж. Флайт-менеджер должен был разбираться и с такого рода внештатными ситуациями, поэтому ему часто приходилось бывать в Кандагаре, а заодно был повод проведать экипаж.

– Он привозил нам письма из дома, а я передавал ему свои дневники. Однажды он даже принес нам водку, залив ее в бутылки из под минеральной воды. Правда, потом я запретил ему это делать. Так как экипаж после этого начинал «мыть» мне кости.

«ДУМАЛ, ВСЕ, СЕЙЧАС РАССТРЕЛЯЮТ»

Чтобы хоть как-то скрасить однообразные дни, экипаж начал учить английский язык. Талибы даже не разрешали летчикам играть в карты. Дело в том, что у «дам» на рисунках открытые плечи. А по исламским законам это «харам» (грех).

Но самое страшное, что пленники не раз были на волосок от смерти. Одна из таких ситуаций произошла после выпуска новостей по радио.

- У нас был «кассетник». На нем мы слушали радио: «Голос Америки» и «Голос России». Была такая радиостанция для Юго-Восточной Азии. Однажды я слушал эту станцию и по ней какая-то сволочь передала: «Правительственные войска идут в наступление на Кандагар с целью освобождения российского экипажа». Представляете? – возмущается Владимир Ильич. - Талибы тоже слушали это радио. После этого они подняли нас посреди ночи. Меня огрели прикладом автомата и сунули под ребро дуло. Нас посадили в два джипа и повезли. Ночь была темная, даже луны не было. Вывезли за город. Остановились у каменного забора. Я подумал, ну все, сейчас будут расстреливать. Но нас повезли дальше.

Экипаж увезли на бывшую ткацкую фабрику. Под охраной талибов им пришлось переждать наступление правительственных войск. Затем их снова вернули в тюрьму.

- Владимир Ильич, как вы считаете, зачем талибам было нужно вас захватывать?

- Во-первых, они захватили 34 тонны патронов, плюс захватили мощный военно-транспортный самолет. К тому моменту наши войска уже шесть лет, как вышли из Афганистана, а когда нас захватили, то талибы своему населению стали говорить: «Россия продолжает вести против нас войну, только скрытную». Эти доводы увеличили число добровольцев в их ряды.

К тому же талибов никто не признавал. А тут начали ездить делегации журналистов, Объединенная Исламская конференция, делегации ООН… Как думаете, если бы с нашей стороны была незаконная перевозка боеприпасов, стала бы нами заниматься Организация Объединенных наций?

Мы были нужны им как заложники. Пока мы находились в плену, правительственная авиация «Северного альянса» перестала бомбить аэродром Кандагара. Боялись повредить или уничтожить наш самолет, ведь мы везли этот груз для них.

И были еще два важных момента. Наша страна поддерживала «Северный альянс», но делала это скрытно. Талибы тогда предупредили, если Россия продолжит, то они уничтожат экипаж, а самолет взорвут. Поэтому Россия и перестала делать поставки «Северному альянсу». Помимо этого, российский министр иностранных дел Андрей Козырев пообещал, что сам приедет в Кандагар и заберет нас. После его слов талибы заявили, что пока он не прилетит, то они нас не отпустят. Ведь визит министра иностранных дел означал бы, что их признали, как государство. Но он так и не прилетел.

Кстати, после нашего побега талибы поняли, что Россия возобновит военную помощь для «Северного альянса». Поэтому они сразу начали наступление и захватили Кабул и Баграм. Получилось, что за счет нашего побега они обеспечили себе окончательную победу.

Видите, сколько значили семь человек…

ПОДГОТОВКА К ПОБЕГУ

В какой-то момент Российскому Министерству иностранных дел удалось договориться с талибами. Те пообещали отпустить экипаж и даже поклялись в этом на Коране. Но с этим решением были не согласны полевые командиры, которые стояли в окружении Баграма и Кабула.

- Они прилетели в Кандагар и заявили Мулле Омару (настоящее имя Муххамад Умар, основатель движения Талибан. Организация запрещена на территории России. – Прим. Ред.): «Если ты отпустишь этих шурави, мы взорвем их самолет и уничтожим всех членов экипажа, а сами перейдем на сторону «Северного альянса», - рассказывает Владимир Шарпатов.

После этого ультиматума Мулла Омар отказался отпускать пленников. Экипаж понял, что им остается надеться лишь на себя.

- Талибы просили меня научить их летчиков летать. Хотя я и был инструктором, но ответил, что у меня нет таких навыков, - уточняет летчик. - Зато я понял, что у них есть интерес к самолету. В то время он стоил 24 миллиона долларов. Мы с экипажем начали их убеждать. Говорили, что самолет стоит на пятидесятиградусной жаре. Из-за этого масло в двигателях закоксуется, смазка шарниров вытечет, в общем, самолет полностью выйдет из строя.

В итоге талибы начали вывозить экипаж на аэродром. Хотели, чтобы те сделали техобслуживание самолета. Выяснилось, что у Ил-76 по-прежнему было 32 тонны топлива. Талибы не смогли его слить - для этого нужны были специальные шланги. А еще чтобы сбить захватчиков с толку, инженеры подрегулировали показания, топливомеры начали показывать низкое количество горючего.

Однако чтобы успешно осуществить побег, экипажу было нужно не только оказаться всем вместе в самолете. Но и успешно пересечь границы. От флайт-менеджера пленники узнали, что самолеты Ан-12 авиакомпании Виктора Бута продолжают летать на Джалалабад. Во время одного из визитов экипаж попросил Мунира Файзулина привезти им разрешающие пароли для пролета границы Ирана и Арабских Эмиратов, которые выдавались для Ан-12. Мунир передал им эти пароли.

СБЕЖАТЬ ПОМОГЛО ЛОПНУВШЕЕ КОЛЕСО

Первая возможность сбежать появилась у пленников 10 июля 1996 года. Тогда под усиленной охраной талибы разрешили порулить летчикам по аэродрому. Во время «рулежки» у самолета лопнуло колесо. Зато экипажу удалось выяснить боеготовность зенитчика и понять возможности истребителя.

- Смотрю, стоит «зенитка». Но зенитчик расчехлять орудие не стал. Пока почесался, пока вылез. Я тогда подумал: пока ты будешь чесаться, мы взлетим. Проехал дальше, увидел стоянку истребителей. Расчехленный был только один – с подвесными баками. Все это я взял себе на заметку, - перечисляет Шарпатов. - Видимо талибы тоже проверяли, что мы будем делать. Но тогда было очень много охраны. Только у меня за спиной стояли двое автоматчиков... Зато у нас появилась возможность снова попроситься на аэродром - для установки «запаски», которая была в самолете.

Все это время Владимир Шарпатов мысленно производил расчеты:

- Раз самолет с подвесными баками, значит, он не сможет развить скорость больше 1000 км/час. Моя скорость у земли будет 600 км/ч. Разница наших скоростей – 400 километров в час.

Подумал, пока летчик истребителя прибежит, пока запустит двигатель, пока вырулит, пока взлетит, пройдет минут 15, - рассуждает Владимир Ильич. – С учетом разницы скоростей, получалось, что догнать он меня сможет через 25 минут. А по тактико-техническим данным у него топлива только на 40 минут. То есть, через 20 минут истребителю пришлось бы вернуться, значит, он был для нас не опасен. А куда лететь, мы знали.

ДЕНЬ ПОБЕГА

16 августа 1996 года экипаж разбудили охранники и велели собираться на аэродром. Была пятница. У мусульман был выходной день, поэтому летчиков сопровождали на аэродром без многочисленной охраны. Были только два автоматчика и начальник караула.

- Каждый из нас в глубине души переживал, а вдруг не получится - не подведет ли самолет. Но мы договорились: перебьют, так перебьют, разобьемся, так разобьемся - ждать больше нельзя! – рассказывал «КП» другой участник кандагарских событий, радист Александр Здор.

После того, как лопнувшее колесо заменили, экипаж уговорил начальника караула разрешить провести им и другие работы на самолете. Россиянам было нужно потянуть время и дождаться пока надзиратели отправятся на молитву. Правда, вместе с экипажем на борт поднялись и трое вооруженных охранников.

Нервы были натянуты, но экипаж уже продумал каждое движение. Двигатель запустили, самолет начал разгон по взлетной полосе. Сначала афганцы не заметили подвоха. Подумали, что экипаж, как и в прошлый раз, сделает несколько кругов по летному полю.

- Мы начали взлетать с середины полосы. Тогда нам наперерез помчался микроавтобус, а в нем талибы с автоматами, - вспоминал инженер Виктор Рязанов.

После этого «проснулись» и охранники, находящиеся в самолете.

Один из автоматчиков бросился в кабину пилотов. На него накинулся бортинженер Асхат Аббязов. А остальные члены экипажа сумели повалить двух других охранников. Драться было неудобно, самолет к тому моменту сильно трясло. Через несколько минут талибы были связаны, а самолет поднялся в небо.

Через 20 минут в погоню за Ил-76 с аэродрома вылетел истребитель. Такая задержка спасла экипаж. Помимо этого летчики сбили талибов с пути. Экипаж полетел не в Россию, а к иранской границе, а оттуда через Персидский залив — в Объединенные Арабские Эмираты.

Над Афганистаном и Ираном Ил-76 летел на небольшой высоте - до 50-100 метров, не связываясь с наземными службами, иначе самолет могли «засечь» средства ПВО. Благодаря мастерству пилотов и экипажа полет завершился успешно. Ил-76 благополучно приземлился в ОАЭ.

ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА ИЛ-76

Ил-76 до 2004 года продолжал находиться в собственности казанской компании «Аэростан».

Затем самолет был куплен екатеринбургской компанией «Авиакон Цитотранс». В те годы ее собственником был нынешний депутат Законодательного собрания Свердловской области Валерий Савельев.

- Я знал о том, что борт побывал в кандагарском плену, но авиакомпания «Авиакон Цитотранс» покупала самолет не из-за его героического прошлого. Самолет выпущен в конце 1994 года, - рассказывает депутат. – На тот момент он был в хорошем техническом состоянии, как и сейчас. Этот борт - самый молодой Ил-76 в парке авиакомпании. На крыле он 26 лет, и при соответствующем уходе и поддержании летной годности по всем стандартам и правилам пролетает еще долго.

- В 2010 году Владимир Шарпатов смог увидеть самолет, на котором совершал побег из Кандагара. Эта встреча была организована вами?

- В феврале 2010 года состоялась премьера фильма «Кандагар», снятого по мотивам истории с побегом. Я узнал, что прототип главного героя – Владимир Шарпатов – живет в Тюмени. Это недалеко от Екатеринбурга, поэтому решил, что будет символично и по-человечески очень правильно, если Владимир Ильич снова встретится с самолетом. Пригласил его в Екатеринбург – он с радостью приехал в конце февраля 2010 года. С тех пор мы подружились, созваниваемся.

Впечатления от общения с Владимиром Шарпатовым у меня самые яркие и теплые. Он герой Российской Федерации не только по присвоенному ему званию, он - настоящий Победитель, Патриот. Человек высочайшего профессионализма, мужества, огромной силы воли и выдержки, Его смелость меня восхищает, достойна безграничного уважения и громких аплодисментов.

21 марта этого года он отметил 80-летний юбилей – он по-прежнему максимально активен, постоянно в гуще событий – его интересу к жизни может позавидовать каждый. Дай Бог ему здоровья и долголетия!

- Встреча была трогательная, - делится эмоциями от встречи с «Кандагаром» Владимир Шарпатов. - Этот самолет всех нас спас. Он оказался очень надежным, как и все самолеты Ильюшина.

Читайте статью «Комсомольской правды» по ссылке: https://www.ural.kp.ru/daily/217169.5/4270531/

Фото. Официальный сайт «Комсомольской правды»

Проекты и решения

Авиаперевозки крупногабаритных грузов

Авиаперевозки промышленного оборудования

Авиаперевозки опасных грузов

Аэрокосмическая отрасль

Авиаперевозки по правительственным контрактам

Авиаперевозки гуманитарных грузов

Авиаперевозки животных

О компании

История

Ил-76ТД

Рекомендации и отзывы

Лицензии и сертификаты

Раскрытие информации

Пресс-центр

Новости

Медиагалерея

Наш персонал

Контакты

Ваше сообщение отправлено 

Мы свяжемся с Вами в ближайшее время. 

Запросить стоимость перевозки

Имя
Компания
E-mail*
Телефон*
Сообщение
Файл должен быть размером не более 5 Мб

Яндекс.Метрика